PRESS ARCHIVE » 1960s

DAVID BOWIE INTERVIEW | Music Now! | 20.12.1969 | by Kate Simpson

перевод:  Alex

Я знаю, что некоторые люди считают Дэвида Боуи однохитовым чудом. До недавних пор я разделяла их сомнения по части его будущего после песни-которая-сделала-его-знаменитым – „Space Oddity". А потом состоялся его недавний концерт в лондонской «Перселл-Рум». И я изменила свое мнение. Его выступление было потрясающим. Он околдовал зрителей своими словами, своей музыкой, своим голосом и своим профессионализмом. Он пел свои песни с простотой и откровенностью. У него есть свой собственный стиль, но и величайшее воображение и многосторонность.

Черточки Майора Тома присутствуют в каждой его композиции, но не до такой степени, чтобы наскучить после третьей вещи. Отчетливо слышно каждое слово, которое он поет, и это замечательно, потому что его слова весомы. Он поет о том, что он видел, о том, что ему приснилось, о том, что он чувствовал. Песни о старушках, ворующих в супермаркетах; астронавтах; о девушке, которую он никогда на самом деле не встречал, и которая ему, вообще говоря не нравится. Несколько месяцев назад Тони Норман взял интервью у Дэвида Боуи. Его пластинка стала хитовой, и он был полон прекрасных идей. После успеха его первого альбома [имеется в виду второй. – прим.перев.], я отправилась побеседовать с ним еще раз, чтобы выяснить, как успех изменил его идеи и мировоззрение.

Наш разговор охватил множество тем – от поп-музыки до политики. Помня о реакции аудитории в «Перселл-Рум», я захотела узнать, что она значила для него… 


- Когда ты играешь, ты всегда прислушиваешься к зрителям, они значат что-нибудь для тебя?
- О, да, потому что они и есть та причина, по которой я пишу и работаю. Но не зрители, типа «Я люблю тебя». Они для меня – воспринимающие.

- Их реакция?
- Их реакция важна,  -  конечно, она важна. Я не пишу с мыслью кого-то поучать, потому что я не считаю особо важным то, что говорю. Мне не нравятся артисты с этим вечным «вот как нужно спасать мир».

- Когда ты говоришь, что пишешь для своих зрителей – в каком же стиле ты пишешь, если ты никого не поучаешь?
- Я пишу о совершенно обыденных вещах, большинство из них происходят каждый день.

- Тебе нравится выступать?
- Мне нравятся все мои песни, я их очень люблю. Я люблю играть их. Вся штука в том, что я надеюсь, что другие люди тоже полюбят их. Если у меня есть номер, который нравится мне, но, по всей видимости, не нравится другим людям, я не использую его. Я не выхожу на сцену с номерами, которые нравятся только мне, потому что это не мой стиль сочинения песен. Я пишу для того, чтобы доставить удовольствие другим людям.

- Хит-парад для тебя важен?
- Нет. Единственный смысл синглов в том, чтобы показать людям, что я пишу непохожие вещи. Тут я очень упрям. Меня столько обвиняли в этом за последние недели. Многие люди говорят, что все мои песни совершенно разные, а я отвечаю: «Что ж, в этом и есть мой стиль». Каждый сингл будет другим.

- Предвидится новый?
- Да, два. Они выйдут в январе.

- „Space Oddity" наскучила тебе?
- О, да. В конце концов, это всего лишь поп-песня.

- Коммерциализация тебя не беспокоит?
- На самом деле, нет – она приносит известное количество денег.

- А ты любишь деньги?
- Конечно, люблю. Меня достают так называемые художники, которые утверждают, что не любят денег и ничего не получают. Столько лицемерия кругом, особенно среди групп, которым не удалось еще ничего достичь. Они бьются, как безумные, за хоть какой-нибудь коммерческий успех, штампуют синглы и альбомы пачками. И не то, чтобы они хотели общения. Многим из них просто нечего сказать. Никогда в жизни еще не видывал такого количества бесчестных людей. Я не верю в то, что кто-то имеет больше, чем любой другой... все это – одни эмоции, право, большинство такой музыки вокруг этого и вертится.

- Ты не думаешь, что людям самим следует выбирать, какой тип музыки слушать, или какой тип музыки может их чему-то научить? 
- Они просто не могут этого сделать. Вы не можете ничему их научить. Люди придумывают себе сами свою жизнь. Вы не можете ничего ни для кого сделать. Они должны сделать это сами. Ты должен заниматься своими собственными делами, а если тебе еще не открылась эта истина, тогда ты – не из тех, кто в состоянии сам управлять своей жизнью. Ну, конечно, если только тебе не доставляет удовольствие быть управляемым другими людьми. Это невозможно проанализировать. Мы пытаемся уже две тысячи лет. Эта страна плачет по вождю. Бог знает, чего она там ищет, но если она не будет достаточно бдительной, она может закончить еще одним Гитлером. Она так готова броситься в объятия любого, у кого достаточно сильная натура для лидерства. И единственный человек, у которого есть хоть какая-то сила – это Инок Пауэлл. [Инок Пауэлл – видный деятель партии консерваторов, прославившийся в 60-е резкими выпадами против иммигрантов из стран Востока. – прим. перев.] Он – единственный, у кого есть последователи. Плохо это или хорошо, не в том дело, дело в том, что у него есть сила.

- Ты, кажется, очень раздражен?
- Вся эта революция просто сводит меня с ума.

- Ты используешь случай продемонстрировать это в своих песнях?
- „Cygnet Commettee" – пример такого использования песни. Но эти люди – они так апатичны, в полной летаргии. Самые ленивые люди, каких я встречал в своей жизни. Не знают, что с собой поделать. Все время ищут других, которые указали бы им путь. Они носят то, что им говорят, слушают любую музыку, которую их заставляют слушать. Люди вообще такие.

Мы сидели, беседуя, и Дэвид просматривал свои фотографии и статьи о нем.

- Тебе нравится смотреть на свои фотографии?
- Да, поскольку это означает, что их увидят и другие. Не имеет никакого смысла быть в этом бизнесе, если тебя никто не знает. Я хочу быть известным, хочу, чтобы знали мои песни, иначе я не стал бы писать, потому что я не пишу для себя. Есть множество вещей, которые я мог бы делать помимо сочинения песен. Я получаю от этого удовольствие и зарабатываю на этом деньги одновременно.

Изменился ли он за последние несколько месяцев? Да. Он всегда меняется. Дэвид Боуи сегодня отличается от завтрашнего Дэвида Боуи. Он не знает, что за путь у него впереди, но ему все равно. Он живет от чувства к чувству. Сегодня он полон идей, завтра они могут быть совершенно иными. Он растет. Постарайтесь увидеть его. Послушайте его альбом и запомните... Это очень трудно, быть соло-артистом.

Category: 1960s | Added by: nightspell (09.11.2013)
Views: 633
   Total comments: 0
Имя *:
Email *:
Код *:


© Копирование любых пресс-материалов сайта разрешается только в частных, некоммерческих целях, при обязательном условии указания источника и автора перевода.